• как найти себе издателя? (12)
  • Жить с инвалидом. (1)
  • Постядерный огонь (9)
  • admin`s тут текст вам или тому главному Типу) (0)
  • Кирсанов Дмитрии (прочти и скажи чё ды как-а то я не оценю ) (0)
  • [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    Страница 1 из 11
    Модератор форума: Дориан 
    Форум » . » Наши книги » Я всё знаю! (романтика+фантастика+приключения)
    Я всё знаю!
    MKcartoonДата: Воскресенье, 05.06.2011, 21:09 | Сообщение # 1
    Зевака
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 7
    Статус: Offline
    Я ВСЁ ЗНАЮ
    А что бы было бы, если бы вы поменялись телами с возлюбленным лучшей подруги?
    В любом случае, вам было бы весело...


    POV
    Это был замечательный день! В огромное не зашторенное окно проникали ослепительно яркие лучи солнца. К слову сказать, оно было не слишком чистое, но это ничуть не портило ни с чем не сравнимое ощущение весенней близости.
    Солнышко теперь светило по-доброму, совсем не так, как, положим, ещё неделю назад. Оно как будто снова начало улыбаться нашему грешному миру. Это был не тот зимний холодок. Солнечные лучи уже едва заметно грели и ласкали кожу, не обжигая её, как летом, но и не сканируя холодным зимним и колючим светом.
    Тянулся последний урок - малоприятная мне биология. Заманчивый пейзаж за окном отвлекал моё и так рассеянное внимание, пробуждая желание открыть окно и шумно вдохнуть этот почти уже весенний воздух.
    Обычно яркий солнечный свет мне был в тягость, но сейчас об этом можно было благополучно забыть, наслаждаясь удивительным и неповторимым запахом весны.
    От этого умиротворяющего зрелища отвлекала соседка по парте, тоже пребывавшая не в восторге от сего предмета. Однако пейзаж за окном, как и все незначительные и малозаметные природные красоты, её волновали мало. Куда более интересной Ирке казалась игра в морской бой.
    Не сказать, чтобы меня сильно донимали её тычки карандашом в бок, но, очевидно, моё тело, на котором назревали синяки, думало по-другому. Это был большой соблазн с разворота отвесить ей хороший подзатыльник, но я подавила в себе это секундное желание. Не хочется привлекать к своей скромной персоне лишнее внимание, да и по своей натуре я пацифистка. Но треснуть всё-таки здорово хотелось!
    Подруга же этого желания не углядела и состроила отчаянно-просящую гримасу, но, встретив мой угрожающий взгляд, сильно не расстроилась – скучающих жертв нашей биологички в классе было предостаточно.
    Я же вернулась к созерцанию предвесенних пейзажей и к бурным потокам своих хаотичных мыслей. Сразу после школы меня ожидали изнурительные занятия танцами, которые были мне противны до тошноты в горле.
    Из солидарности я вместе с Иркой записалась туда шесть месяцев назад, предполагая, что уйду через месяца полтора. Нужна я там была только ради примитивной поддержки, потому что, как это часто бывает, моя непутёвая подруга испытывала некий дискомфорт в обществе незнакомых ей людей.
    Через месяц упорных занятий она умудрилась влюбиться, а ещё через неделю узнала, что у объекта её вожделения есть девушка. При чем довольно таки красивая, успешная и окончательно утвердившаяся на поле его богатой кадрами личной жизни.
    Собственно из-за этого минутного увлечения, которое затянулось депрессией на несколько месяцев, я там и оставалась. Да, что ни сделаешь ради близкого тебе человека! Первое время я надеялась, что довольно быстро на смену этому очаровательному стройному блондину придёт ещё какой-нибудь не менее очаровательный юноша, но моя надежда скончалась где-то в районе трёх с половиной месяцев занятий. Это была крепкая и затяжная зависимость, вызванная его влюбленностью в другую девушку, а не в Иру.
    Обычно так и получается, что мы влюбляемся по-настоящему только в тех, кто для нас, в силу каких-либо обстоятельств, практически недосягаем. И именно эту потребность в удовлетворении своего желания и своей прихоти мы называем настоящей любовью. Хотя я до сих пор не уверенна, что это справедливо.
    В любом случае, успокаивать безутешную подругу приходилось мне, утешая тем, что у него всё же есть стойкая симпатия к ней. Надо отдать Алексею должное – он действительно был слегка одурманен симпатичной Иркой, но она появилась в его жизни гораздо позже, чем его нынешняя девушка, Светлана, не собирающаяся сдавать позиции.
    Вся эта ситуация нравилась мне мало, и мы обе с нетерпением ожидали хеппи энда.
    Сейчас же мои поверхностные и недалёкие размышления прервал звонок. Я всегда недоумевала, как одна маленькая заурядная кнопочка оглушительной трелью может сорвать с места огромное стадо баранов, неся их кучей-малой в узкий дверной проём. Таким образом, не желая оказываться в эпицентре движения спешащих покинуть нудный кабинет одноклассников, я вышла последней, направившись к раздевалке.
    Вышеупомянутая мною школа уличных танцев располагалась всего в десяти минутах от нашего учебного заведения, а времени до начала занятий оставалось порядочно. Поэтому мы с Иркой решили побродить по тихим улочкам нашего сонного города.
    К слову сказать, Ирина – удивительная девушка. Роскошные длинные волосы природного каштанового цвета, огромные карие глаза с задорными искорками, сияющая жизнерадостная голливудская улыбка, не сходящая с её губ, потрясающая фигура среднестатистической модели, отточенная многолетними занятиями различными видами спорта. Это человек-солнышко, способный заразить кого угодно этой живительной и неутомимой энергией, бьющей из неё через край.
    По крайней мере, так было до тех пор, пока она не потерпела неудачу на личном фронте, связанную с Алексеем. С Ирой я была знакома достаточно долгое время для того, чтобы в глубине души ненавидеть его за многочисленные слёзы и истерики подруги.
    Однако ей этого лучше и не знать, иначе моему здоровью в скором времени был бы нанесён непоправимый ущерб. Ведь часто бывает, что своего любимого человека мы любим даже за то, за что в пору было бы презирать и ненавидеть.
    Сейчас мы шли вдоль широкого, просто огромных размеров, забора, ограждающего шикарную новостройку. Я часто бродила по закоулкам частных секторов и редких лесных полос. Перспектива встречи с весенними или даже всесезонными шибанутыми маньяками меня совсем не пугала. А со временем перестала пугать и моих друзей, успевших достаточно хорошо изучить все мои заскоки.
    Я немного отвлеклась на собственные размышления, но это не мешало мне краем уха слушать Иркину болтовню о новых джинсах, юбке, выпускном платье, которые она хочет себе приобрести… На такие темы она со мной заговаривала редко, так как, в силу моих характерных особенностей, это было совершенно бесполезно – советчик в женском барахле из меня никакой – но, очевидно, разговоры (а чаще её монологи) на посторонние темы позволяли переключаться в режим более оптимистичного состояния. Хотя в последнее время застать её в хорошем расположении духа можно было всё реже и реже.
    - Ты чего молчишь?
    Я дёрнулась:
    - Задумалась….
    - Мммм… - многозначительно протянула подруга и замолчала, по-видимому, погрузившись в какие-то свои мысли. На практике я знала, что долго молчать она не может. Что, в принципе, и в очередной раз подтвердилось.
    Время подбиралось к половине четвёртого, и мы приближались к осточертевшей мне школе танцев, болтая о пустяках.
    Мы пришли раньше назначенного времени. До начала занятий оставалось ещё пятнадцать минут, и в кабинете почти никого не было. За исключением того, чьё присутствие было действительно важным.
    Нас встретил Лёша с чайником в руке. В кабинете пахло свежими булочками.
    - Привет, – он заключил подругу в приветственные объятья, коснувшись губами её покрасневшей щеки.
    - Приветик! – широкая улыбка расцвела на Иркином лице.
    - Здрасте, – буркнула я, одевая ненавистные чешки.
    Ира тут же направилась к столу и из любопытства заглянула в пакетик с купленными на импровизированный обед булочками. Т. к. нам приходилось много репетировать для конкурсов и устрашающее количество часов проводить в кабинете, то, соответственно, кушать приходилось редко и мало, довольствуясь тем, на что хватало денег.
    Подруга никогда не отказывалась ни от чего вкусненького и быстро сообразила себе кружечку горячего чая, о чем-то мило болтая с Алексеем.
    Тот сегодня был вполне доволен жизнью и миролюбиво поддерживал разговор, щурясь от яркого солнца, бьющего в глаза из огромного окна.
    Его девушка тоже занималась здесь, но гораздо дольше, чем мы, являясь кем-то вроде ветерана. Для Ирки же были сладостны дни, когда она не являлась на занятия. Тогда ей удавалось заполучить его в партнёры, выполняя все мыслимые и немыслимые поддержки и наслаждаясь его близостью и его крепкими и сильными руками.
    Лёша был неоспоримым лидером среди мужской половины танцоров. Обладая сильным и хорошо сложенным телом, он обходил всех по части поддержек, оставаясь самым лучшим и желанным партнёром. Густая грива волос цвета солнечный блонд постоянно находилась в творческом беспорядке, придавая юноше сходство с львёнком. Голубо-зелёные глаза, россыпь едва заметных симпатичных веснушек на его носу и привлекательная, ясная улыбка – всё это могло с ходу очаровать любую нормальную девушку. Каждую репетицию его грациозные движения сводили с ума порядочную часть наших замечательных танцовщиц, заставляя их оборачиваться, спотыкаться и падать.
    Меня же, отнюдь, его «совершенство» не вдохновляло, но Ирка смотрела на него, затаив дыхание. Её всегда выдавали глаза, светившиеся таким откровенным восхищением и нежной любовью, что, казалось, в комнате становилось светлее.
    Вот и сейчас, глядя на них вместе, мирно попивающих чай, я хорошо видела этот специфический лихорадочный блеск её глаз. Очень странно, что он до сих пор не подавился и не захлебнулся под её взглядом.
    За моей спиной громко хлопнула дверь, заставив меня развернуться. Народ уже подтягивался, но так громко и демонстративно хлопать дверью мог только один человек.
    На моих глазах из Иркиного взгляда ушла жизнь. Я видела, как тускнеют её глаза, становясь холодными, тёмными и пустыми. Улыбка на лице осталась, но теперь на весь оставшийся день это не более, чем просто маска, чтобы скрыть ненужную боль и пустые слёзы обиды.
    Ms Светлана Пономарёва собственной персоной. Не слишком высокая и слегка склонная к полноте блондинка с естественным песочным цветом волос, таким редким и потому удивительным. Красивые густые волосы ниспадали до поясницы. Огромные синие насыщенного цвета глаза и чистая бархатная кожа.
    Девушка, которая ВСЕГДА привлекает к себе внимание.
    - Привееееееет… - протянула я, слегка запнувшись.
    Лёша резко встал, едва она зашла в зал, отвернувшись от Иры.
    Он заключил свою благоверную в крепкие объятья, подарив нежный чувственный поцелуй и широкую улыбку.
    Я отвернулась, чтобы не видеть этого пренеприятного зрелища. Ира невидяще уставилась в окно, допивая остывший чай. Было больно видеть это, а подруга к тому же отличалась излишней эмоциональностью.
    «Ну, что ж, понедельник день тяжёлый!» - вздохнула я.
    Помирать так с музыкой!
    Занимались мы преимущественно уличными танцами, но наш «сэнсэй» уверял, что только через сложные гимнастические поддержки и мастерское владение традиционными танцами можно достичь действительно огромных успехов. Поэтому на наших занятиях зачастую творились немыслимые вещи.
    Мы приступили к пластике, и все мои многострадальные мышцы заныли разом. Тянущая пульсирующая боль наливала свинцом конечности. Очевидно, в воскресенье было слишком много пластики, слишком много пластики…
    Под вечер я доползла до дома, разбитая часами издевательств, умудрившись два раза плюхнуться в непромёрзшие лужи. Если подруге было в радость отвлечься, то я чувствовала себя крайне неприятно из-за отсутствия незамедлительной реакции, плохого и неуклюжего владения своим телом…
    Огорчённая и раздражённая своими неудачами я не нашла ничего лучше, как забыться крепким сном, едва добравшись до кровати, не вспоминая о своих промахах и не задаваясь проблемами моих близких людей.
    ***
    - Маааш…
    - аа?
    - Маш.
    - ммм?
    - Мааааааш!
    - ну!
    - Мааааааашка!
    - ЧТО?! – не стерпев, рявкнула я.
    - У Вас что-то случилось? Может быть Вам нужно выйти? – в своей елейной манере поинтересовалась учтивая химичка, раздражая моё невыспавшееся сознание ещё больше.
    - Если только мне можно выйти домой… - задумчиво протянула я.
    - Если только за мозгами… - вторила мне противная училка.
    Рядом довольно хрюкнула вдоволь поиздевавшаяся надо мной Ирка, и я не нашла ничего лучше, как сильно пихнуть её локтём в бок. Пусть не зазнаётся.
    На самом деле это было хорошо, что у неё сегодня весьма неплохое настроение, хотя я была более, чем уверенна, что эта ночь была такой же бессонной и слёзной, как предыдущие.
    Я, отчаянно зевая, незаметно кинула записку соседней парте. Ольга ловко поймала бумажку, а я ещё раз зевнула. После уроков наша могучая четвёрка должна была собраться у Ирки дома за одной прелюбопытной вещью, увидев которую меня не сочтут сумасшедшей, естественно, только мои друзья.
    Собственно, их у меня было не так много. Всего четыре самых близких человека.
    Помимо уже светившейся несчастной Ирки, нашу четвёрку составляли Жанна и Ольга - тоже мои мегоумные одноклассницы. В отличие от весёлой и во многом безбашной Ирины, они имели голову на плечах и ярко выраженную способность разумно мыслить. Однако глупых и нелогичных поступков совершали не меньше и в дурацкие ситуации попадали так же часто. Но я подозреваю, что половина из них происходила по моей вине… В прочем, это не важно.
    Оля заинтересованно вскинула голову и кивнула, пробежавшись глазами по бумажке и передав её Жанне. Я самодовольно улыбнулась. Что-что, а интриговать я умела, однако не была уверенна, что их это тоже зацепит.
    Я снова зевнула и, подперев рукой подбородок, прикрыла воспалённые глаза. Спать хотелось неимоверно, но впереди ещё целых пять уроков…
    Немалым усилием воли я заставила себя открыть глаза и тупо уставилась в пространство, лишь изредка улавливая отдельные слова, чей смысл, увы, для меня был неясен. Но обо всём этом можно было не беспокоиться, как и о конспектах в тетради, ведь краем глаза я уловила, что Оля и Жанна сосредоточенно записывают каждое слово учителя. Так что надёжный источник знаний был уже зарезервирован.
    С Ольгой мы были вместе постоянно, вплоть до нынешнего выпускного одиннадцатого класса. Эта миловидная девушка достаточно таки не обделённого формами телосложения оставляла впечатление гордой истинной маленькой королевы. Мягкие русые волосы, выразительные зелёные глаза (которые на свету на самом деле были разного цвета), высокие скулы и очень бледная кожа. В её внешности было что-то аристократичное, что-то слегка англиканское, что-то гордое и холодное. И всё это, конечно, было моей неисчерпаемой базой бестактных подколов и бесчисленных шуток. Хм. Со всей своей уверенностью я могу сказать, что барана упрямее этой колючей девушки вам не найти в мире! Она будет спорить даже под угрозой национального конфликта с Японией и атомного взрыва мирового масштаба.
    С Жанной же мы не были так давно и хорошо знакомы, однако знала я её ничуть не хуже. Как и Ольга, она отличалась сообразительностью и крошечной каплей разума, который в нашей компании должен был быть на вес золота, потому что тормозов вечно не хватало. Медные густые волосы, большие глаза бледного василькового цвета… Пожалуй, она была самой спокойной из моего окружения. Жанна действительно была способна подумать прежде, чем что-то сделать или ляпнуть. И это не раз спасало нас от множества возможных косяков. Она не была так вспыльчива, как своенравная гордая Ольга, не была так жива и неугомонна, как Ирка, не была унылой незатыкающейся вороной, как я… Это просто был очень спокойный (до поры до времени) и «слегка» странный человек, который, как и все, подвергался длинным очередям моих приколов.
    Хе. Вместе же эта компания была способна свернуть Гималаи в радугу, предварительно окрасив те в соответствующие цвета.
    - Ну, так что ты нам хотела показать? – вернула меня к реальности Ольга.
    Мы сидели на полу в Иркиной комнате, разбросав по углам сумки.
    Я отодвинула от себя дощечку с огромным недособранным Иркиным пазлом, над которым мучаюсь уже продолжительное время, и хитро улыбнулась.
    Жанна вздрогнула. Она единственная осознавала в полной мере, чем может обернуться нам эта улыбка. Но как только она открыла рот, я уже бухнула громоздкой книженцией прямо перед её носом.
    Огромное издание, больше похожее на справочник, было покрыло незначительным слоем пыли. Переплёт выглядел слишком шикарно для словаря. С силой вдавленные в дорогую кожу буквы были искусно расписаны сетью замысловатых завитушек в лучших старинных традициях. Слова на корешке разобрать было невозможно. Может быть, надпись была слишком витиеватой, может быть, это слово и вовсе было не на русском, но прочитать его мы все же не смогли.
    Я раскрыла издание. Уже было ясно, что книга не новая, но её состояние поражало воображение. Страницы, будто пять секунд назад вышли из печати, девственно белые. Краска вдавлена в бумагу, чернила тёмно красного цвета. Цвета свежей венозной крови.
    Каждая отдельная страница сопровождалась красочными и яркими иллюстрациями, причудливым орнаментом и большим количеством ровных завитков рукописного каллиграфического текста. Детализированность, подробность и мастерство рисовки поражали, заставляя восхищённо отслеживать каждую незначительную линию.
    Компьютерной технике такое не под силу.
    Первой сдалась Ирка:
    - Что это за хрень?
    - Мммм… - я тянула, подбирая верное определение. – Заклинания и обряды.
    - Что?! – Ольга вперила в меня свой резкий пронизывающий взгляд. - На химии пересидела?
    Жанна хмыкнула, продолжая разглядывать странное издание. В руки его никто предусмотрительно не брал.
    - Где ты это откопала?
    - В библиотеке…
    - Ха! О да-да, ооочень интересно! – Ирка в принципе была занята совсем другим.
    Она только что вернулась из фотосалона со свежепроявленными фотографиями предмета своего восхищения. Мы все считали это началом конечной стадии прогрессирующей шизофрении, но вслух никто ничего не говорил и психу дали добро. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не брало президента в заложники.
    - Я нашла это в читальном зале, – самодовольно заявила я, вскинув победный взгляд на оторопевших девчонок.
    Наша библиотека – два когда-то разных здания, соединённых длинным коридором, выстроенным позже. Одно из зданий – читальный зал с очень редкими собраниями – два года назад пал жертвой пожара. Библиотека стойко перенесла эту потерю и в суматохе и канители вечных дел про всё это благополучно забыли, решив не благоустраивать.
    Всё культурно заколотили, бомжи туда не ходили. Зато завелись отвратные большие рыжие крысы. И никто больше не вспоминал про это место. Кроме странной девушки, которой случилось проходить мимо в окрестный магазин за мороженым и полюбопытствовать.
    Это стоило мне кучи заноз, грязных джинс, расшатанных нервов и разочарования. Ничего, кроме, собственно, крыс и старых бумаг я там не обнаружила. Пока моя заблудшая душа не нашла пристанища в запретной секции, спец. архиве. Это большие стеллажи-полки, в свои лучшие времена запирающиеся на замок под стекло, не до конца обгоревшие при пожаре. На самой верхней что-то мне показалось интересным. Среди разбросанных листов и кучи полусгоревших книг я обнаружила этот фолиант.
    И, собственно, об это сообщила незаинтересованным подругам.
    - Ну и? – Оля кивнула на незаконно спионеренное имущество. – С чего это ты решила, что там приговоры-наговоры?
    - Надо прочитать предисловие.
    Шрифт был определённо неразборчив и стар, но на русском.
    Из него следовало, что это собранная веками мудрость и духовная сила народа, способная вершить чудеса.
    - Фигня какая-то! – Жанна захлопнула книгу и бухнулась на широкую Иркину кровать, сладко потянувшись.
    Оля пересела за компьютерный столик, запуская браузер.
    Ирка же была занята созерцанием крепкой Лёшиной фигуры.
    - Да ну! – я пожала плечами. – По-моему, прикольно!
    Я осторожно взяла в руки книгу и подивилась её непомерной тяжести. Сколько же здесь страниц?.. И это при том, что каждая из них была супертонкой, почти прозрачной.
    Удивительно.
    Я напряжённо думала о чем-то, беспорядочно перелистывая книгу. Затем, решив немного подурачиться, пока другие заняты своими делами, я вслух загадала страницу.
    - О! – воскликнула я, разобрав открывшийся передо мною заголовок, – Переселение душ! Всегда мечтала поменяться с кем-нибудь телами!
    Я резво выхватила у Ирки одну из Лёшкиных фотографий и принялась для удобства водить карточкой по строчкам, дабы не искать линейку, разбирая красивый старинный подчерк.
    - «Желает лицо измениться на то,
    Чей образ касаем руки прочитавшей.
    Душа перейдёт, изменяя того,
    С кем разум знаком сейчас заклинавшей.
    Вбирая могучий дух каждого тела
    Подымутся души с тёмного дна.
    Войдя в того, кого заклинать я хотела,
    Так, чтобы разрешилось всё выходя.»

    - Бред… А где искры? – Жанна подпёрла рукой подбородок, – Ну, могучая ведьма, сдулась?
    - Нихрена, сама попробуй! – я кинула на кровать книгу. Та бухнулась с весьма слышимым глухим звуком, а у меня заныли и так заезженные мышцы.
    И почему мне досталось именно заклинание Обмена телами? Странно…
    Жанна уже загадывала страницу. Оля сидела в кресле рядом с Ирой и рассматривала фотографии. Восторга подруги она не разделяла, но и молчала из солидарности.
    - Хм. Любовный приворот! Вот что нужно настоящей девушке! – Жанна показалась мне язык и откшлявшись продекламировала:
    - «Как на небе звёзды сложат путь,
    Так ты всегда со мною рядом будь.
    Как зажжётся свет в твоих очах,
    Так горит любовь, не зная страх.
    Так я буду всем твоим теплом,
    Так я буду всем, что хочет он.»

    - Ну, так не честно! – я недовольно нахмурилась и поджала губы, – Почему именно тебе самое лучшее?!
    - Мм, любовный приворот? Это неплохо! – оживилась Ирка.
    - Ага. Можно будет влюбить Свету в первую же попавшуюся дворняжку!
    Ирка улыбнулась и украдкой глянула на часы. День подходил к концу. Это время вечерней тренировки… Ох, я ещё слаба после вчерашнего!
    - А я? – Оля придвинула к себе книгу.
    - Нам скоро уходить, – заметила Ирка.
    - Я быстро, – Оля уже открывала страничку, – Детство.
    - «Когда временем мудрость стёрта,
    Когда время обернулось вспять.
    Когда в тебе вся коварность чёрта,
    Когда всему ты предпочтёшь играть.
    Пусть я заклинаю возвратиться,
    Когда душа достигнет взрослого предела.
    Пусть я заклинаю возвратиться
    Из тела взрослой в маленькое тело.»

    - Всё-всё-всё, побежали! – поторопила меня Ирка.
    Я уныло побрела в прихожею, натягивая промокшие сапоги.
    Господи, помоги пережить ещё день!
    Тогда… Тогда я не могла догадаться, что с этого начнётся длинная, увлекательная и волнующая история, передряга, начало которой было положено сегодня…
    ***

    Добавлено (05.06.2011, 21:00)
    ---------------------------------------------
    Утро, утро, утро…
    Как я не любила просыпаться!.. Это был второй день напряжённой и беспощадной недели учёбы после выходных. Вчера я умотанная в доску еле добралась до кровати, сетуя на своё беспомощное тело.
    Странно, но сейчас я чувствовала себя гораздо лучше. Мышцы совсем не болели, и даже не было никакой усталости. Этому я порадовалась, но вставать не спешила. У меня было ещё где-то пять минут законного времени на проведение его в мягкой и тёплой постели. И я не могула пренебрегать этим подарком судьбы.
    Но, чёрт! Мне не дремалось! Я упорно продолжала слышать, как мама копошится в зале и собирается на работу. Она, очевидно, будить меня сегодня не будет, т.к., судя по хаотичным перебежкам от одного шкафа к другому, опаздывает.
    Я дождалась, пока за ней захлопнется дверь, и снова попыталась уснуть, намереваясь проспать противную мне физкультуру (а вот нечего физ-ру первым уроком ставить!). Но все попытки тщетны. Мой гадкий и бесчеловечный организм, видимо, решил меня удивить сегодня. Он вовсю бодрствовал. Я вздохнула и открыла глаза. Комната залита ярким утренним светом, за окном с крыш весело срываются талые капельки весны… А солнце поднималось все выше и выше, просыпаясь и потягиваясь.
    Я ещё раз горько вздохнула. Все-таки, какие злые шутки играет природа со своими обитателями! Я больше чем уверенна, что весь сегодняшний день проведу в амёбном состоянии вечной полудрёмы.
    Я резко села в кровати и потёрла глаза, по привычке глянув в зеркало, которое висело прямо напротив. На самом деле его повесили совсем недавно, но я уже успела возненавидеть его гадкое отражение. Однако заглядывать в него вошло в привычку, и теперь эта противная зеркальная поверхность расстраивала меня по нескольку раз на дню, включая раннее утро.
    Но только не сегодня. Сегодня это было не ужасное сонное пугало, которое обычно отражалось в зеркале, подслеповато пялясь на меня сонными глазами.
    Сегодня это было НЕ МОЁ ОТРАЖЕНИЕ!!!
    Квартиру огласил мой громкий крик, но лучше бы я этого не делала! Мой голос!.. Господи!! Мой голос!!!
    В зеркале был… Лёша?!? Я вскочила с кровати как ошпаренная и чуть не упала, чудом сохранив равновесие. Лихорадочно ощупывая своё тело, я не верила своим глазам! Это сон! ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!! Мой голос, рост, глаза…
    Да, я, несомненно, была стройным высоким блондином с грубым юношеским голосом! И у меня было ещё кое-что, что окончательно доказывало мою принадлежность к мужскому полу…
    Близилась истерика.
    Схватив с тумбочки телефон, я своими новыми длинными и ухоженными пальцами набирала знакомый Иркин номер. Чёрт! Чёрт!! Не отвечает!!!
    Потом меня словно ударило током.
    Пронеслись события вчерашнего дня.
    Я снова вскочила на ноги.
    -Этого НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!! – закричала я в голос, в панике хватаясь за свои, ставшие значительно короче, волосы.
    Затем спохватилась, что меня могут услышать соседи, и бухнулась в кресло. Господи, что делать, что делать, что делать?!
    Ну, наверное, для начала нужно смыться отсюда. И поскорее. А то, я так думаю, мама не обрадуется, если в своей квартире она обнаружит какого-то незнакомого парня, сидящего на постели её дочери… совершенно обнажённым?!
    Нормаааааааально!
    Сейчас это была только одна мысль – не смотреть вниз…
    Подробности анатомии парня, с которым мы виделись почти каждый день, меня не интересовали. Но логично было бы предположить, что если я оказалась в таком положении, то он находится в аналогичном…
    И не факт, что он столь же благоразумен! Остаётся только ставить на Лёшкину призрачную и никем не доказанную порядочность.
    На смену смущению и залившей лицо краске пришла шальная мысль сфотографироваться, пока не поздно. Однако я тут же отставила это в сторону. Во-первых, мне сейчас было не до этого, здесь были проблему поважнее, а во-вторых, Ирка наверняка позже сама воочию всё увидит, даст Бог.
    Тааак, сейчас сообразим. Дома подходящих предметов одежды сто процентов не было, так что сейчас оставалось только вспомнить милашку соседа, который учился на третьем-четвёртом курсе института и при встрече со мной был всегда достаточно мил и вежлив. Сейчас он меня, конечно, не узнает. Но, я думаю, у него хватит сострадания помочь бедному голому парню из соседней квартиры. Осталось только пустить скупую мужскую слезу и пожаловаться на нелёгкую.
    Мою затею немного осложняло то, что я была по уши влюблена в привлекательного соседа. Мм, не знаю, какую роль это сыграет в нашем будущем диалоге, но, очевидно, что не пойдёт на пользу. Он был немного старше меня и, несомненно, привлекателен. Более чем уверенна, что заглянув в его пронзительно зелёные глаза, я наглухо забуду о своей псевдо-легенде. И забуду ВООБЩЕ обо всём на свете…
    В общем, план на первое время появился. Осталось только начать действовать! Я глубоко вздохнула и, зажмурившись, резко встала, наспех замотавшись в простыню, не открывая глаз. Затем, я наскоро осмотрела себя. Учитывая нашу приличную разницу в росте (я не могла похвастать этим), первое время передвигаться было довольно таки необычно, но я быстро привыкла. Это почти то же самое, что ходить на сверхкачественных ходулях.
    Я осторожно выскользнула из квартиры, молясь, чтобы мой дорогой сосед не засёк, из какой квартиры я выхожу. Затем, стараясь не потерять простыню, я, секунду колеблясь, нажала на кнопочку звонка. За дверью некоторое время спустя послышались шаркающие шаги. Я ужасно нервничала, но отступать было некуда.
    Наконец, дверь открылась. Передо мной предстал Глеб, и я невольно залюбовалась его торсом. Очевидно, он только что проснулся, т.к. появился передо мной в одних джинсах, видимо, натянутых наспех. Я широко улыбнулась, изо всех сил стараясь, чтобы улыбка выглядела как можно доброжелательней и дружелюбней. В любом другом случае это бы расположило ко мне собеседника, учитывая моё девичье обаяние, но сейчас парень лишь недоумённо поднял брови и непонимающе уставился на меня, требуя объяснений.
    Я откашлялась и, переминаясь с ноги на ногу, начала свою душераздирающую псевдо-историю:
    - Ээм… Извините, что побеспокоила... побеспокоил… мм… Я попал в весьма затруднительное положение… Эээ… Дело в том, что… как бы… Этажом выше у нас было свидание с девушкой… и… Её родители вернулись... кхм… слегка не вовремя! Мне пришлось спуститься вниз с балкона по карнизу, но… моя одежда… В общем, вы не могли бы мне помочь?
    Закончив триаду, я выжидательно посмотрела на парня, пребывающего в лёгком замешательстве. Благо он не знал всех соседей, потому что я наверняка не могла угадать, живёт ли наверху какая-нибудь девушка или нет. Но мужская солидарность – если таковая была – взяла верх и он, всё ещё немного сомневаясь, пропустил меня внутрь.
    - Ну, проходи, любовничек…
    - Ох, спасибо-спасибо! – я в нерешительности протиснулась внутрь оглядываясь.
    Глеб не терял времени даром. Он открыл шкаф и бросил на диван пару шмоток. Рост у Лёши с ним был почти одинаков. Разве что брюки оказались слегка коротковаты…
    Я быстренько оделась, закрывая глаза в тех случаях, где это требовалось, дабы лишний раз себя не шокировать. Зеркало отражало вполне обычно одетого парня в заурядных джинсах и длинной белой футболке. Так же Глеб одолжил мне свою кожаную куртку, что делало Лёшу похожим на юного рэкетира.
    - Девчонке привет! – улыбнулся мой благодетель, провожая меня до дверей.
    - Спасибо тебе огромное, старик! – я искренне улыбнулась – Я… Отдам. Ну, это… Занесу! Спасибо тебе!
    И я умчалась вниз по лестнице. Затем, резко остановившись, села на подоконник. Ну. И что дальше? Нервы были на пределе. Казалось, ещё чуть-чуть и я сорвусь.
    Непроизвольно я сунула руки в карманы и там оказалась пачка толстых терпких сигарет.
    «Бонд»… Я поморщилась. Фу, какая гадость!.. А ведь и Лёша курит… Я ещё раз поморщилась и засунула пачку обратно в карман. Ха, получается и Глеб курильщик! Насколько я знала, он был спортсменом. Я мрачно сплюнула. С этим у меня ещё будет время разобраться.
    Думай-думай-думай, мозг!
    Ведь я даже не знала, где он живёт!..
    Предположительно где-то на окраине города в частном секторе, рядом с институтом, в котором он учится…
    Так, ладно. Родители у меня вернутся ещё ой как не скоро, значит, я могу ещё забежать в квартиру и захватить пару-тройку вещей. Нужно торопиться, иначе этот танцор в моём теле наломает дров, чего мне совершенно не нужно.
    Молясь, чтобы Глеб не вышел на площадку и не засёк меня, я открыла дверь и шмыгнула внутрь. Бросившись к сумке, я выпотрошила из неё все учебники. Благо она имел сходство с мужской – я не носила противных мне маленьких дамских сумочек.
    Раздумывая над сложившейся ситуацией, я кинула туда пару шмоток, предполагая, что в точности моего размера одежды у Лёши не найдётся. Затем, ещё немного подумав, я зафотографировала всю квартиру и сунула фотик всё в тот же портфель. Теперь нужно действовать.
    Я выскочила из квартиры, набирая номер Дениса – ещё один горе-танцор. Как бы приятель Леши. Он-то точно должен знать, где живёт его дружок. Мне было на руку, что он ещё не знает моего номера. Я сама-то с трудом догадывалась, как его номер оказался у меня в телефонной книге.
    - Да, – из трубки донёсся настороженный голос его приятеля, у которого, по-видимому, как я предполагала, номер не определился.
    Я с облегчением выдохнула.
    - Ээм… Привет! Это… это Антон! – на автомате выпалила я имя их общего знакомого.
    - Ааа… - понимающе, но всё же недоверчиво протянул Ден, – А с чьего ты номера?
    - Ну, времени объяснять нет… Слушай, мне тут надо до Лёшки сбегать, а адрес я забыл. Ээ, не скажешь, нет?
    - Да можно… Строителей 13.
    - Спасибо, друг! За мной должок!
    Я быстро отключилась, избегая лишних ненужных вопросов. Так, полдела сделано. Осталось только добраться туда.
    Для этого мне пришлось бы пересечь весь город и, не найдя ничего лучше, я решила сесть на маршрутку.
    Пока за окошком проносились дома и магазины, я решила обдумать наистраннейшую и наиглупейшую ситуацию, в которую невольно втянула почти чужого мне человека. Господи, как такое могло произойти?! Если рассказывать об этом девчонкам, кажется, никто из них мне нисколько не поверит, сочтя за сумасшедшую… за сумасшедшего. Хотя Лёша бы вряд ли стал подходить к Ирке с такими бредовыми речами, значит шанс быть понятой и получить помощь от моих подруг у меня был, но равнялся он максимум тридцати процентам.
    Более того, в моей голове ещё много не укладывалось. Даже если допустить то, что это магический эффект заклинания (а больше и нечего было предполагать), то для меня до сих пор оставалось загадкой, почему именно Лёшино тело? Ведь рядом со мной сидели девчонки, и логично было бы предположить, что поменяться телами я могла только с ними! Господи, я даже не представляла, что мне делать дальше… Однако сидеть сложа руки я не собиралась.
    Газель остановилась на нужной мне остановке, и я спрыгнула, оглядевшись. Все было непривычно. Тем более у моего нового тела было стопроцентное зрение, чем я откровенно наслаждалась, ведь с моими очками на минус четыре особо жизни не порадуешься.
    Местность была мне не знакома, я первый раз была в этом районе. Спустившись ниже, очевидно туда, куда мне было нужно, я увидела нужную мне речку и поле, как ориентир. Если пересечь его, я как раз попаду на интересующую меня улицу.
    И число-то такое… ммм.. волнующее! 13!
    Быстро осилив путь, я ещё раз подивилась сильным и крепким ногам моего тела. Если поначалу мой шаг был довольно неуклюжим, то сейчас я немного приноровилась, и он стал гораздо ровнее. Что ни говори, а Лёша был превосходным танцором, и мышечная память сделала своё дело. В этом плане ему, конечно, повезло меньше. В танцевальном я славилась, как одна из худших учениц, абсолютно не владеющая своим телом, навечно дезориентированная в пространстве и бесконечно неуклюжая. Что ж, будет весело!
    Я добралась до средних размеров домика, обитого белой евровагонкой. Крыша была насыщенного синего цвета, сияя новенькой черепицей. За забором залаял, судя по всему, достаточно крупный пёс. Зазвенела массивная цепь. Я отпрянула. Господи, ненавижу этих слюнявых тварей! Что ни говори, а собак я продолжала бояться до ужаса.
    Набравшись смелости, я нажала на большую кнопку звонка. Никто мне не ответил. Неужели дома никого нет?!
    Я в панике трезвонила ещё и ещё, пока палец не взорвался неприятной зудящей болью.
    Вдруг меня поразила ужасная мысль, от которой я чуть не села в неудачно расположенную рядом лужу. А что если он у Светы?! Можно было бы предположить, что они часто ночуют друг у друга, так как далеко не чужие друг другу люди! И если Лёша до сих пор жил с братом и родителями, то Света в силу своего возраста (она была старше Леши почти на !пять лет!) имела собственную квартиру где-то в центре.
    Господи, Господи, господи!!!
    Однако я заставила себя успокоиться и взять себя в руки. Не время впадать в панику и орать на всю улицу «Мы все умрём!!!». Всех оптимистичных нот, которые я только смогла в себе обнаружить, хватило на то, чтобы надеяться только на лучшее. Или, по крайней мере, не начать биться головой об стену.
    Внезапно до меня дошла вся ясность происходящего. Если бы я проснулась утром в чужом теле (в общем-то, представлять особо и не нужно, блин!) неплохо знакомой мне !обнажённой! девушки, то естественно не стала бы никому открывать дверь! Сомневаюсь, что он оказался бы столь же стойким в этой затруднительной ситуации. Чёрт! Девушки гораздо быстрее справляются с шоком от происходящего.
    Значит он, предположительно, может находиться внутри, усваивая случившееся. И мне всего лишь нужно пробраться в дом…

    Добавл<

    Сообщение отредактировал MKcartoon - Воскресенье, 05.06.2011, 21:02
     
    FerluciДата: Понедельник, 06.06.2011, 20:46 | Сообщение # 2
    Писатель
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 474
    Статус: Offline
    интересено круто! мне нравится, все в меру ! только вот , персонаж, девушка, словно с
    конвеера , капельку индивидуальности не помешает!
    резкий скачок из кабинета химии в Иркину комнату, эмм... внезапный что-ли ? ну и орфография не айс, хотя в этих дебрях я и сам слаб


    with a-rub-a-dub-dub! and a-rub-a-dub-dub! wash your dirty face!
    Мои работы:
    http://newpisateli.ucoz.ru/forum/7-52-1
    http://newpisateli.ucoz.ru/forum/7-156-1
    http://newpisateli.ucoz.ru/forum/8-343-1
     
    MKcartoonДата: Суббота, 11.06.2011, 17:37 | Сообщение # 3
    Зевака
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 7
    Статус: Offline
    Спасибо:)
    Это что-то вроде дебюта вообще всё! а орфография... да, я подкачала...

    *извиняюсь, что отрывками...*


    Значит он, предположительно, может находиться внутри, усваивая случившееся. И мне всего лишь нужно пробраться в дом…
    О да, час от часу не легче! А задачи-то все проще и проще!..
    Я обречённо вздохнула. Осталось только надеяться, что он действительно находится внутри, и что я успешно, не потеряв в бою ни одной части чужого тела, смогу одолеть собачку во дворе.
    Хм. Если я нахожусь в его теле, то, возможно, сейчас наши запахи идентичны. То бишь собачку возможно ввести в заблуждение. Однако мне не стоило так рисковать собственной (пусть даже не собственной) задницей.
    Ну и, соответственно, я не нашла ничего лучше, как вскарабкаться на шаткий железный забор. О да, это было ни что иное, как колючая проволока, но ради моего возможного успеха стоило и потерпеть оцарапанные руки. Итак, ползём!
    Ползём-ползём-ползём-ползём-ползём-ползём…
    Боковым зрением я наблюдала за ротвейлером, находившемся в лёгком шоке от происходящего. Благо он не лаял, но и хвостом не вилял. Я, не отвлекаясь, придерживалась рукой за карниз и молилась, чтобы никто из соседей не вызвал полицию. Заметив конец забора и маячившую впереди дверь, я приободрилась. Длинная цепь собачки допускала её как раз до того порожка, давая мне шанс выжить. Ноги дрожали, но натренированное тело не позволяло мне упасть.
    Вот-вот-вот, ещё чуть-чуть! Победная улыбка коснулась моих губ – я почти пересекла широкий двор!..
    Но, как это бывает… бухнулась всего в полтора метрах от защитного порожка, вмазавшись рукой в собачьи экскременты…
    - ***! – терпеть не было мочи. На смену подступившей к горлу тошноте накатил животный страх.
    Я ощущала горячее собачье дыхание над самым ухом.
    Затем кто-то пренеприятно лизнул меня в шею, радостно тявкнув и обслюнявив воротник куртки.
    Я облегчённо вздохнула.
    Спасибо, Господи!..
    Встав и ещё раз поморщившись, я вытерла руку о первый попавшийся листочек. Неудачи преследовали меня постоянно, поэтому этого стоило ожидать.
    Я дёрнула дверь на себя, и Бог вторил моим мольбам. Она оказалась открытой!
    Огромная массивная железная дверь, по-видимому, была хорошо смазана, т.к. не издала ни малейшего скрипа. Я вздохнула с облегчением и, ступив на порог, прислонилась к стене, отдышавшись. Приключений на сегодня мне хватило, и адреналину было предостаточно.
    Я чувствовала, как кровь приливает к голове.
    Чуть помедлив, я двинула вглубь дома. Комнат здесь было около пяти-шести. Быстро юркнув в конец коридора, я отворила белые фанерные двери и осторожно просунула голову внутрь.
    Это оказалась большая прямоугольная комната с широкой дубовой двухъярусной кроватью. Напротив стоял компьютерный стол, собственно, с самим компом, выполненный из светлого дерева. Вдоль стены тянулся шкаф с одеждой и многочисленные полки с дисками. Несколько с немногочисленными книгами. Повсюду были расклеены плакаты с рок звёздами, танцевальными и футбольными командами. В углу ютилось бежевое кресло с махровой мягкой обивкой. В центре стоял одинокий стул на колёсиках.
    Комната была залита ярким солнечным светом, проникающим сюда через большое окно прямо напротив меня. Я вынуждена была сощуриться и прикрыть глаза рукой, дабы хоть что-то разглядеть.
    Большая двухъярусная кровать оказалась в тени, поэтому не удивительно, что я сразу не заметила маленькую сгорбленную фигуру на нижнем ярусе.
    Стремительно приблизившись, я замерла в откровенном шоке. Вы даже не можете себе представить, каково это видеть себя не на фото, не в зеркале, а со стороны, чужими глазами. Я поражённо разглядывала такой знакомый мне образ, но такой чужой и странный.
    Перекошенное от шока и ужаса лицо, которое жадно вглядывалось в свои черты, близоруко щурясь. По своему опыту я знала, что Лёша сейчас мало что мог во мне разглядеть, т.к. зрение у меня было ни к чёрту. Однако что-то да смог, потому что на лице только усилилось выражение ужаса и паники. Что ж…
    Я осторожно опустилась на край кровати и облегченно вздохнула. Напряжение спало – он был в моей пижаме. Очевидно, Лёша предпочитал весенней жаре нежиться в кровати обнажённым, от этого я и попала в такую затруднительную ситуацию.
    Моё тело недовольно поморщилось, втянув воздух.
    Я замялась, вспомнив, как неудачно вмазалась, упав в кучу… кхем, вы поняли, да?
    - Ээ, где у тебя… у нас… у меня… тут ванна? – я виновато отвела взгляд.
    Очевидно, собеседник уже кое-как, ну, как и насколько мог, осмыслил что-то и осознал для себя, поэтому лишний раз истерить, паниковать и орать «Мы все умрем!!!» не стал. Просто молча проводил меня по коридору до ванной комнаты, подождав, пока я приведу его тело в порядок.
    Спустя несколько минут мы оказались на кухне. Он налил мне кофе, я заметила, как его шатало при ходьбе – очевидно, с телом он не свыкся.
    Между нами возникло неловкое молчание.
    Я отхлебнула горячий кофе и ещё раз виновато взглянула на него, даже не зная, с чего начать.
    - Что за хрень?! – наконец ожил он.
    Я порадовалась, что хоть как-то, но он отчасти смог справиться с эмоциями, ведь, не смотря на его незавидное положение, девушкой здесь оставалась я, а перед представительницами женского пола он пасовать не привык.
    - Лёш… Так получилось. Нужно думать, что нам делать дальше, – я всё ещё старалась не смотреть на него, т.к. чувствовала себя больше виноватой перед ним из-за этой дурацкой нелепой книги.
    - Да… Знаешь!.. – в этот возглас было вложено всё негодование, ярость, ужас и отчаяние.
    Я вздрогнула.
    - Лёш, только спокойно! Вот сейчас не время паниковать! – было смешно слышать это от меня, в моём голосе слышались нотки первой истерики.
    Он уловил это, и черты его лица смягчились. На нём появилось что-то вроде смирения, обречённости и понимания.
    - Нам нужно действовать! – решительно утвердила я, пристукнув для верности опустошённой кружкой. – На первое время у меня есть план действий!
    - Ммм… А ты предпочитаешь действовать в том положении, в котором мы сейчас находимся?! – взвизгнуло моё тело, беспокойно сорвавшись с места. – Это… это пи***! Что, скажи мне, ЧТО делать?!
    Это была истерика. Паника захватила его. Я самодовольно подумала о крепости женских нервов.
    - Ты успокойся! Не время закатывать истерики! Кто здесь баба?! – каламбур был не уместен, но случая я упустить не могла. – Пока мы не знаем, что конкретно это за неведомая хрень (о книге я предпочла благоразумно умолчать, дабы не быть казнённой в полсекунды), нам нужно вжиться в образ друг друга!
    - А ничего умнее?.. – Лёша взглянул на меня, как на полоумную, перестав беспорядочно метаться по комнате.
    - А у тебя есть свой план?! – моё терпение лопнуло, раздражение выплёскивалось наружу. – Пока ты тут себя жалеешь, тряпка, я пытаюсь хоть что-то придумать!!!
    Он пристыжено замолчал, выражение его лица мигом посерьёзнело процентов на сорок.
    - Ну…
    - Загну! – хмуро передразнила я, успокаиваясь. – Я предлагаю жить нашей «обычной» жизнью.
    Он скептически хмыкнул и насмешливо смерил меня унизительным взглядом, на что я не обратила внимания. У меня ещё будет время свернуть ему шею или же хоть как-то отыграться.
    - Мм, я ознакомлю тебя со своей жизнью… И никому не слова! С девчонками я поговорю, введу их в курс дела – одной мне не справиться! Да и девичьи секреты тебе ловить ни к чему… Хм. До поры до времени – а я верю, что мы с этим справимся и решим проблему (оптимистка, ё!) – мы поживём жизнью друг друга. Ты постараешься !не завалить! Мои оценки – имей в виду, учусь я неплохо – я возьму больничный и разрулю все эти проблемы. Естественно, не без твоей исполнительной душонки, не думай, что от тебя ничего не требуется, выкручиваться мы должны вместе… Идёт? – я выжидательно надавила на него взглядом.
    Было ясно, что он сомневался и колебался, но всё же хоть какой-то план всяко круче бездействия.
    - По рукам, – вздохнул он. Страх перед неизвестностью перевесил.
    Я самодовольно улыбнулась. Моим следующим шагом было сплавить его в школу к Ирке и дать ему инструкции по введению её в курс дела. Позже я, конечно, хотела сама заняться этим вопросом, но нужно было исключить вариант просочения запретной информации в сознание Алексея, т.к. Ирка, Ольга либо Жанна могли запросто взболтнуть лишку, секреты Ирки, напрямую связанные с ним…
    Я всё же надёялась на силу его убеждения. В это сложно было поверить, но всё же… Я надеялась.
    Итак, следующие полчаса, а затем и ещё столько же были посвящены нашим объемным диалогам. Мы посвящали друг друга в тонкости собственных жизней и за каких-то полтора часа знали друг друга почти как облупленных. Оставалось только удержать этот объём информации в памяти.
    Замечательно! Первая часть плана была почти выполнена!
    Так. Теперь оставалось одеть его.
    Лёшкины – то бишь мои (но всё же Лёшкины) – губы изогнулись в ехидной ухмылке. Я дала подзатыльник своему наглому телу и велела ему закрыть глаза. Эх, как это всё-таки непривычно! Со стороны я самокритично подмечала все свои изъяны, по мере этого впадая в лёгкую депрессию. Но быстро одёрнула себя. На это не было времени!
    Закончив его одевать, я позволила танцору открыть глаза.
    На его лице отразилось дикое негодование и мина крайнего неудобства.
    - Ну а как ты хотел! Не пойду ж я в школу без лифчика! Терпи, казак! – я хихикнула. Пусть помучается!
    - Итак, давай, вали. Ты знаешь, где находится наша школа… - я взглянула на часы. – Уроки у нас уже почти закончились. Когда ты доберёшься туда, как раз закончится последний. Постарайся найти Ирку и всё ей объяснить.
    Он кивнул. Лёша снабдил меня своей одеждой, мы обменялись ключами. Он уже провёл краткий экскурс по дому, я в свою очередь, успела показать ему фотки, предусмотрительно сделанные перед выходом.
    Должно прокатить!
    Из дома мы вышли вместе. Я закрыла собачку – Буч – в клетке, всё ещё дрожа от страха перед едва виднеющимися клыками, и мы оказали на улице.
    - А ты куда? – Лёша вздрогнул с непривычки. Его голос на слух всё ещё казался ему странным.
    - Попытаюсь начать улаживать наши проблемы… - я вздохнула.
    - Думаешь, удастся вернуть всё обратно? – он с надеждой заглянул мне в глаза, и я ещё раз поразилась низкому росту своего тела.
    - Надеюсь, – сдавленно буркнула я, неосознанно пряча руки в карманы его осенней куртки, – Не вздумай курить!
    Его лицо омрачилось. Я слышала, как он шёпотом выругался. Очевидно, эта «блестящая» идея уже приходила ему на ум.
    Я водрузила ему на нос очки. Сама я их постоянно не носила, но Лёше они были необходимы. Частичная потеря ясности зрения была для него, наверное, самым большим шоком и отчаянием. До того, как он захочет в туалет, естественно…
    - Сегодня к шести нам на репетицию. Встретимся там! – я махнула рукой и двинулась в противоположную сторону, к остановке.
    Лёша кивнул на прощание.
    Он предпочёл добраться пешком, дабы лучше привыкнуть к моему телу. Для него это было нетрудно, т.к. он неплохой танцор, но моё тело всё же требовало больше времени, в силу своей неуклюжести.
    У меня же не было времени на то, чтобы добираться пешком. К натренированному телу Алексея я привыкла достаточно быстро. Сейчас же моя виноватая душонка собиралась вернуться на чердак, где я сама не зная, зачем, спрятала заветный фолиант.
    Соседи могли обратить внимание на странного парня, зачастившего к ним с визитами, но в силу времени – а на часах было что-то около двух часов дня – половина из них свалило на работу. Особую опасность представляли собой бабки у подъезда, внимательно изучающие каждого прохожего, всех входящих и исходящих из подъезда. Вот это был геморрой на мою многострадальную задницу!
    Но я надеялась, что всё обойдётся…
    Лучше всего было то, что я не встречала никого из Лёшкиных знакомых. И вообще никого, с кем приходилось разговаривать. Надеюсь, Лёше повезло не меньше, хотя говорить ему по любому за сегодня придётся больше – я заслала его прямиком к компашке моих друзей. Все трудности, собственно говоря, исходили из того, что в великом русском языке существовали такие досадные мелочи, как «пришёл» и «пришла». Улавливаете разницу? Она не большая, но смысл меняется кардинально… Самое противное, что к этому было ну оооочень сложно привыкнуть! А я совершенно не знала, сколько продлится моё пребывание в чужом теле.
    Так. Логично было бы предположить, что если со мной сотворилась такая необъяснимая хрень, то и заклинания Ольги и Жанны воплотятся в реальность. И поэтому мне просто НЕОБХОДИМО предупредить их. Хотя этим я решила заняться попозже. Сначала разберусь с книгой, а уже потом обсудим.
    Попутно я вспоминала, что это были за заклинания. Жанна. Любовный приворот. Чёрт!!! Кровь ударила в голову. Если я перенеслась в тело Лёши, то не исключено, что приворот сработал на него же, ведь я до сих пор не знала, почему капризный стишок выбрал целью своего действия именно его! Чёрт-чёрт-чёрт! Ну и кашу я заварила!.. Оставалось надеяться и молиться, что это не так…
    Ну, хорошо. А что там с Олей? То, что прочитала она, и вовсе было не досягаемо до моего понимания. Мм, детство-то детство, я помню. Заклинание, обращающее время вспять. Но это казалось диким. Да и конкретных указаний к этому не было, так что можно было бы предположить (или же понадеяться), что это не косяк, а тупо стихотворение. В порядке исключения, как бы…
    В общем, глобальная неудачница из всех нас только я. Весело, чёрт!..
    Я вышла из газели и аккуратно прошмыгнула в подъезд. Это было чудо! Судьба благоволила мне! Около подъезда не было замечено ни одной бабки! Да, это удача!
    Радоваться пока было рано. Рюкзак всё ещё оттягивал плечи – там лежала одежда Глеба. Я успела переодеться у Лёши в его одежду и позже намеревалась заглянуть к Глебушке на огонёк. Конечно, это был всего лишь повод ещё раз увидеть его и поговорить… Он знал, что он мне нравится (в моем подлинном теле, естественно), но видимого желания и расположенность к открытому флирту не проявлял, что очень коробило моё самолюбие. Господи, как я только не пыталась выйти с ним на контакт или хотя бы стать хорошими друзьями!.. Но мы оставались соседями, и он был до сих пор очень холоден ко мне.
    Я вздохнула. Возможно в теле парня (надо же извлечь из этого хоть какую-то выгоду) я смогу понять его лучше.
    Ну, а пока мне стоило отвлечься от этих размышлений и подняться на чердак. Так. Старая лесенка опасно скрипнула, и я чуть не вскрикнула от страха. Господи, хоть бы не наделать и здесь шуму!
    Наконец, я оказалась на нашем ветхом чердачке. Книга, оставленная мною в углу, так там и оставалась к моему великому облегчению. Я, шурша пакетом, в который предусмотрительно было завёрнуто издание, спустилась с чердака и тут же замерла под внимательным взглядом чьих-то бдительных глаз.

    Добавлено (08.06.2011, 13:42)
    ---------------------------------------------
    Чёрт!
    Это была самая противная пенсионерка на свете, неустанно гоняющая всех любопытных чердачных посетителей. Увидеть же абсолютно незнакомого парня она совсем не ожидала, поэтому, вперив руки в боки, злобно окрысилась на меня, собираясь, очевидно, отстаивать незапятнанную честь дома.
    Я, мысленно выругавшись, как можно приветливей и очаровательней улыбнулась, оставаясь на лестнице. Я висела боком, не давая возможности рассмотреть свёрток с книгой, что было очень выгодным положением. Если вообще, конечно, всю эту ситуацию можно назвать «выгодным положением».
    - Здраааасте! Ты чего это делаешь на крыше? Милицию вызвать что ли?! – пенсионерка подозрительно вглядывалась в незнакомое ей лицо.
    - О, нет-нет. Полиции не нужно! Я… Меня вызвала соседка из тридцать шестой, поправить антенну! – я улыбнулась ещё очаровательней, наивно захлопав глазками.
    - Да? – подозрительности в ней чуть поубавилось, и я заметно расслабилась.
    - А в пакете что?
    Я вздрогнула.
    - эээм… инструменты!
    - Что-то больно маловато для инструментов-то! – былая маньячная подозрительность вернулась, и я лихорадочно соображала, как выкрутиться.
    - О, привет!
    Я обернулась. Господи, ну кто ещё?! Но я тут же замерла, зачарованная неожиданным появлением ещё одного собеседника. Ну, вот кого я точно не ожидала увидеть!..
    Глеб недоумённо уставился на меня.
    Бабка с минуту переводила мрачный взгляд с него на меня, а затем грозно спросила:
    - Ты его знаешь?
    - Да, Алевтина Георгиевна, не о чем беспокоиться! Всё отлично! – он, видимо, решил использовать тот же приём, что и я, и улыбнулся самой очаровательной улыбкой на свете.
    Я растаяла…
    Пенсионерка тем временем, не сводя с нас не менее подозрительного взгляда, скрылась в недрах собственной квартиры, признав свое поражение. Однако я была на сто процентов уверенна, что она сейчас стояла под дверью и наблюдала за происходящим в глазок, надеясь разоблачить странных юношей.
    - Ты в порядке? Что ты опять здесь делаешь? – по его насмешливому тону я уловила, что он откровенно забавляется.
    Я досадно поджала губы. Господи, надо же напороться на него в такой дурацкий момент!
    Я мрачно спрыгнула и тут же дикая боль пронзила лодыжку. Моя нога застряла между ступеньками лестницы, а тело уже скатилось вниз. Господи, как больно!!!
    Я громко вскрикнула, слёзы непроизвольно навернулись на глаза.
    Ехидная улыбка мигом слетела с лица Глеба. Он растерялся и даже был немного напуган. Только сейчас, когда он бросился высвобождать мою пострадавшую ногу, я заметила в его руках большой продолговатый пакет. Это было как минимум подозрительно!
    Как оказалось, наступать на больную ногу я не могла. Скорее всего, это был вывих, как заверил меня Глеб. Чёрт, вот только этого не хватало!..
    Я выругалась сквозь зубы.
    Тело Лёши было далеко не слабым, но он едва ли не в два раза был худощавей Глеба, измождённый долгими часами тренировок. Глеб же тоже отличался худобой, но тело его было заметно накаченней и подтянутей, что говорило о его занятиях каким-то более существенным видом спорта, нежели танцы. Собственно, дотащил он меня до квартиры, наполовину повисшую на нём, без труда.
    Я, конечно, понимала, что сейчас было не время, но его близость и запах сводили меня с ума… Надо же было именно ему подвернуться мне на пути!..
    Когда мы, наконец, доковыляли до его квартиры, я оказалась на его диване второй раз за день. Тот без особых вопросов быстро нашёл аптечку. Он, видимо, довольно часто встречался с такими травмами и быстро зафиксировал мою ногу в том положении, которое требовалось. Да, несомненно, это был вывих!
    На глаза навернулись слёзы. Какого хрена у меня ничего не получается?! Господи, да я ничего не могла сделать, как нормальный человек!
    Глеб заметил, что я повесила нос и ободряюще улыбнулся, усевшись напротив в кресло и поджав ноги под себя.
    - Ну, горе-любовничек! Как ты здесь снова оказался?
    Ооох, у него был просто волшебный голос!
    -Ну, - замялась я, - это долгая и нудная история… В общем, мне было нужно.
    Я поздновато спохватилась – на коленях у Глеба лежал заветный свёрток с книгой. Глаза расширились, мозг лихорадочно соображал, что делать. Я не хотела, чтобы он узнал, что там! Как же я этого не хотела!
    Я дёрнулась и попыталась выдернуть пакет, но Глеб успел его схватить благодаря своей замечательной реакции. Интерес в его глазах засветился с ещё большей силой, и стало ясно, что без пояснений книгу он мне просто так ни за что не отдаст.
    Вот только я могла так влипнуть!
    - Ну, так что же ты делал на нашем чердаке? – Глеб улыбнулся и отодвинул свёрток с книгой подальше. Так, чтобы я наверняка не смогла дотянуться.
    - Чёрт, тебе-то какая разница?! – я поджала губы и, сложив руки на груди, отвернулась.
    - Хм… вообще наши две первых и единственных встречи сейчас трудно назвать обычными. И я требую объяснений! Любопытство не порок, – он пожал плечами.
    Я не нашла ничего лучше, чем показать ему язык. Интересно, а насколько глупо это смотрелось в теле взрослого парня?..
    Глеб вздохнул.
    - Ну, на нет и суда нет. Потом с этим разберёмся. Кофе/чай?
    Я обрадовалась его проницательности.
    - Кофе! Желательно с чем-нибудь съедобным! если можно, конечно… - в подтверждение моих слов в животе жалобно заурчало. Да, это определённо не было лишним!
    Глеб снова вздохнул. Держу пари, он уже жалел, что этот странный тип свалился на его грешную голову.
    Пока он хозяйничал на кухне, я, стараясь особо не шевелиться – движения причиняли мне боль, - устроилась на большом диване и, наконец, оглядела помещение.
    Только сейчас мне представилась возможность как следует рассмотреть его квартиру. Отсюда я видела, что это двушка. Большой зал, в котором я, собственно, и находилась, искусно обставлен. Напротив плазма с внушительными колонками, уголок, на котором я удобно расположилась, стеклянный маленький журнальный столик, большое окно и дверь, ведущая на балкон. Всё это было в приятных голубо-зелёных тонах, что наводило на мысль о безупречном чувстве стиля Глеба.
    Отсюда же я могла разглядеть коридор, который, по-видимому, вел на кухню и дверь сбоку, ведущую в спальную. Вот и всё.
    Я повертела в руках мягкую диванную подушку, размышляя, как выпутаться из положения. Все мои планы рушились на глазах. Я глянула на часы. Доходило четыре. Время нещадно летело, не замедляя своего хода. Чёрт! В шесть мне нужно было быть на занятиях и разрулить ситуацию с Иркой, подтвердив своё катастрофически плачевное положение.
    Но что теперь?! С этой дурацкой ногой… Я знала, что Лёша будет там и не на шутку перенервничает, если я не появлюсь и не доложу о своих «успехах». Более того, я слегка подпортила его тело, что тоже не доставит ему особой радости.
    Всё же я приняла для себя решение: я обязана явиться в танцевальный сегодня! Благо книга теперь была у меня в руках, и я собиралась искать помощи у девчонок.
    Одна бы я не справилась!
    Я попыталась встать, но тут же охнула от невыносимой боли, пронзившей лодыжку. Чёрт! Как больно-то!..
    Стыдно признаться, но за всю мою насыщенную жизнь у меня не было ни одной подобной травмы (при моей неуклюжести это было очень странно), только различные ушибы и сотрясения. Поэтому боль от этого мне было не с чем сравнить.
    В это время в комнату вернулся Глеб и, неаккуратно поставив поднос на столик, помог мне снова удобно расположиться на диване.
    Я, охая от зуда и боли в ноге, схватила кружку горячего кофе и бутерброд. За сегодня мне не представилось ни одного случая нормально поесть, и организм требовал компенсации.
    - Дибил?! – это был, по-видимому, вопрос риторический. – Тебе лежать нужно!
    - Эээм… - я сглотнула, чтобы не говорить с набитым ртом. - Мне нужно добраться до центра сегодня, у меня неотложные важные дела…
    - Нет, ну ты точно сумасшедший! – Глеб обескуражено покачал головой, бухаясь в кресло.- И как только такое чудо на голову мне свалилось?!
    Я улыбнулась и отхлебнула кофе. Ну, мне это доставляло только радость. Именно то, что я свалилась на голову именно этому человеку! Ха, ещё бы не радость… Сердце всё ещё учащенно билось при любом взгляде на него. У меня не было возможности проводить с ним столько времени в своём собственном теле, а о том, сколько раз я его касалась за этот день, я вообще молчу!
    - Ну, а как тебя зовут-то хоть, горе луковое? – он, наконец, нарушил молчание, не смотря на меня, и размышляя о чем-то своём.
    - Ма… Лёша. Алексей, да! – я чуть не подавилась очередным бутербродом.
    Однако Глеб не заметил моей секундной заминки.
    - Глеб, – представился он.
    «А то я не знаю!» - хмыкнула я про себя, допивая кофе.
    - Пасибо! – я собиралась встать, но вовремя вспомнила, чем это грозит мне.
    Я жалобно посмотрела на Глеба. Видимо, он прав и мне долгое время ещё оставаться без движения.
    - Я там принесла… нёс… вещи. Угу. Которые ты мне одолжил сегодня утром… - я вспомнила утреннюю легенду и теперь не сомневалась, что он ни капельки в неё не поверил после недавних событий и особенно после того, как застукал меня на чердаке.
    - Ах, да… - Глеб вздрогнул, отвлёкшись от каких-то своих размышлений.
    - Ну, и сильно важные дела у тебя сегодня в центре?
    - Да! – оживилась я. – Фактически дело жизни и смерти!
    - Давай я тебя отвезу… что делать… - вздохнул он.
    Вряд ли ему было приятно появление новых проблем, но я видела, что необычная ситуация со свалившимся к нему, как снег на голову, парнем его премного забавляла. Что ж, стоит сыграть на этом!
    - Ох… Спасибо! Спасибо огромное! Даже не знаю, как тебя благодарить!..
    - Да, не стоит… Сочтёмся. Можешь считать это мужской солидарностью! – он вновь улыбнулся, а я снова растаяла. Господи, какой же он всё-таки милый!
    Я вовремя спохватилась и отвела взгляд. Только ещё не хватало, чтобы он ловил влюблённый взгляды от парня, которого спас второй раз за день!
    Но Глеб, кажется, ничего не заметил и встал.
    - Во сколько тебе нужно там быть?
    - В шесть… - я запнулась, – я тебе не сильно обременяю жизнь? Мне бы не хотелось мешать тебе! – я виновато опустила голову.
    - Ой, да брось! Что ж делать-то теперь, не брошу же я тебя!
    Я ещё раз благодарно взглянула ему в глаза. Ох, помимо того, что он был настолько красив и мил, он ещё и не обделён благородством… Самый совершенный парень на Земле!
    - Хм. У меня кое-какие дела есть… Посидишь пока здесь, – он быстро взглянул на часы. - К шести я вернусь и заберу тебя.
    - Ок! – я улыбнулась.
    Спустя пять минут, я, превозмогая боль, подползла к окну. Заметив, как отъезжает темно-зелёная десятка, я догадалась, что это его машина и попутно пыталась вспомнить, сколько ему лет. 20? 21?? В прочем, сейчас это было не столь важно.
    Я вдохнула в себя воздух. Воздух его квартиры! Затем, опираясь на стену, тихонько отворила дверь в его спальную. Ну, любопытство не порок, он сам сказал… Так что ж делать-то теперь?
    Я замерла на пороге, затем нерешительно перешагнула. Эта комната также была выполнена в сине-зелёных бледных тонах, но к основному цвету примешивался фиолетовый. А может и сиреневый… Без понятия. Первое, что привлекло внимание, это огромных размеров кровать. Очень мягкая, по видимому. Она была застелена светло-фиолетовым постельным набором.
    Ещё с минуту посмотрев на эту кровать, я покраснела от мимолётных мыслей, посетивших мой извращённый ум. Господи, да как можно думать о таком в ТАКОМ положении. Я пересекла комнату и бухнулась на кровать не в силах идти.
    Затем, села и продолжила осмотр. Рядом стоял стол, на котором ютился серебристый ноут с достаточно таки большим экраном. Рядом пузатые колонки. В углу около окна находился большой шкаф из тёмного дерева. Пол застлан сине-зелёным ковром с огромным мягким ворсом в три сантиметра. Но, что больше всего поражало воображение, это тянувшиеся вдоль стен полки, набитые дисками с играми вперемешку с книгами. Я не знаю, чего было больше, но создавалось впечатление, что все дни напролёт он только и делал, что читал и играл.
    Душу захватила радостная эйфория. Меня, как будущего журналиста радовала его привязанность к книгам, но как девушку (по идее-то девушку…) огорчала зависимость от игр. Я сама же питала стойкую слабость к книгам. Неважно, классика это или нет, это был мой мир…
    В отличие от спорта. Поэтому я быстро стушевалась при виде футбольного мяча.
    Но у окна я заметила мольберт, а на столе стопку книг-учебников по искусству и технике изображения. Господи, учебники из института! Он художник?! Вот это был шок! НЕ каждый день встречаешь художника, играющего в футбол и ещё хрен знает, чем занимающегося.
    Подивившись хорошему зрению нового тела в который раз, я смогла разглядеть, что учебники за третий курс. Так-так, Значит в общей сложности ему всё-таки 20.
    Ну-ну!
    Я счастливо улыбнулась и потянулась в удобной кроватке, недурно расположившись.
    Вот немного полежу и…
    Я сама не заметила, как заснула.

    ***
    Ира шла вдоль шумной трассы. За ней торопливо, пытаясь догнать, бежал Лёша. Пока всё было ровно, но новость на повестке дня ещё не была оглашена. Он откровенно не знал, что говорить и как начать. Слишком силён был ещё шок от произошедшего, ведь это было ну просто немыслимо!..
    Поэтому он на все вопросы отвечал односложно и в пол уха слушал обыкновенную девчачью болтовню, которая уже откровенно раздражала. Что ни говори, а Ирку бы сделало гораздо привлекательней, ели бы она хотя бы пять минут ПОМОЛЧАЛА!!!
    Многие разговоры были откровенно по-блондински глупы, что вызывало улыбку и некоторое снисхождение к этой ещё такой маленькой и глупой девочке.
    То, что он плёлся позади неё, открывало Лёше прекрасный вид на некоторые прелести заманчивого тела девушки. Господи, она была весьма недурна собою!..
    Засмотревшись, он наступил в лужу и выругался. Этот день он точно запомнит надолго!
    Ира остановилась, терпеливо дождалась «подругу», и продолжила свою болтовню. Видимо, то, что её подруга всю дорогу молчит, не было редкостью. Поэтому её монолог был в порядке вещей.
    Лёша поморщился и решился. Несмотря на теперешнее его положение, бабой он не был. Возможно отчасти мягкотелым, но не бабой. Поэтому неприятный разговор нужно было бы уже начать.
    Но, только открыв рот, он услышал то, что заставило его вновь его захлопнуть.
    - Господи, как же я его люблю!..
    - Ээм?
    - Не валяй дурака… - Ира кинула недовольный взгляд на затупившую «подругу».
    Лёшу же откровенно тронуло разочарование и немного покоробилось чувство собственности. Он знал, что весьма недвусмысленно нравился этой девушке и то, что она влюблена в какого-то другого парня было весьма неприятно.
    Но он тут же себя одёрнул, вспомнив Свету.
    Чёрт! Как же можно думать о таком? Он тряхнул головой, отгоняя наваждение, но следующие слова были шоком по некоторой части больше, чем утреннее происшествие.
    - Он лучше всех на свете!.. Ты видела, какой он красивый?! – Ира мечтательно закатила глаза.
    Счастливая, но горькая и чем-то омрачённая улыбка тронула её губы.
    - Мой Ангел! Лёшенька! Ээх!.. – Ира счастливо вздохнула, а Лёша плюхнулся в лужу.
    Обескураженное выражение его лица заставило Иру думать, что сегодня с подругой что-то не то. Определённо что-то не то!
    - Ээм, ты чего падаешь, лошарик? – она помогла телу встать, но душа была далеко отсюда.
    Истинная спала в квартире Глеба (без Глеба), временная была в культурном шоке.
    - Кто-о-о?! – хрипло протянул он, вставая и всё ещё пошатываясь.
    - Мааш! Ну, Лёша! Ну, не ломай комедию. Что сегодня с тобой? – она раздражённо нахмурилось.
    На смену раздражению пришла томная грусть, ярко выраженная на её лице.
    - Та сука… тварь… Света. Господи, как я её ненавижу!.. – руки подруги непроизвольно сжались в кулаки.
    Она не смотрела на лицо попутчицы, хотя стоило. Обескураженный парень слушал всю эту исповедь с широко раскрытыми глазами, не в силах сказать ещё что-то.
    - Как же она меня бесит!! Почему я не могу влюбиться в кого-то ещё?!
    - Ии.. сильно ты его любишь? – в горле чужого тела пересохло от внезапных догадок.
    Ира посмотрела на подругу, как на идиотку.
    - Нет, не сильно!.. Ты думай, что спрашиваешь!! Стала бы я истерики закатывать?! Хе… Он меня ни капли не любит… Всё с этой… тварью, которая пользуется и играет с ним! Господи! Как мне надоело плакать и рыдать ночи напролёт! Просыпаться под утро и снова плакать!! – в глазах заблестели бессильные слёзы.
    Это была рядовая истерика, к слову сказать, не слишком и сильная, бывало и хуже. Но для Лёши всё было ново. Словно прозрение. Он шёл и медленно впадал в ещё одно сильное эмоциональное потрясение.
    Всё становилось на свои места!
    Мысли в голове перемешались… Он, как любой нормальный парень на его месте, стушевался при виде расстроенной девушки.
    Расстроенной по его вине, которой причинил боль он сам…
    Осознание этого было не выносимо… И он ободряюще взял её за руку – единственное, на что он был способен в этой ситуации.
    ***

    POV
    - Ээ, вставай, чудо! Пятнадцать минут на твои «важные дела» осталось!
    Кто-то легонько похлопал меня по щекам. Я что-то недовольно проворчала, перевернувшись на другой бок. Совсем борзые, устал ребёнок!!
    И тут я резко села в постели, отрезвленная неприятной всепоглощающей болью.
    Рядом сидел недовольный Глеб и пытался привести меня в вертикальное положение.
    Я не знаю, чем он был недоволен, тем, что я пробралась в его комнату, тем, что я уснула на его кровати, или тем, что он меня никак не мог разбудить. А может быть всем вместе и сразу. Это не важно, мне всё равно стало дико стыдно. Я чувствовала, что краска заливает моё лицо. Это ж надо так глупо! Чёрт!!
    - Ну, и какого хрена?!
    Я виновато хлопала глазками, обескуражено улыбаясь.
    Будь я девушкой, номер бы несомненно прокатил. Сейчас же Глеб только нахмурился, однако злиться перестал.
    - Давай, вставай, соня, – он кивнул на часы. - Уже без десяти шесть!
    Я вскочила и снова застонала от боли.
    - Ну и как же ты сюда дополз? – Глеб раздражился ещё больше.
    Очевидно, я успела для него стать кем-то вроде младшего брата, за которым надо постоянно ухаживать и заботиться о нём. На вид Лёше было немного меньше лет, чем ему есть на самом деле. Где-то колебалось около 16-17, когда на самом деле, если мне память ни с кем не изменяет, его телу отроду было где-то 19 лет.
    Ууух, мне как-то решительно всё равно, от чего зависит проявление его почти братской заботы, мне было приятно проводить любую лишнюю секунду рядом с ним.
    - Да… Любопытство не порок! – оправдалась я.
    - Шизеть!.. – его возмущению не было предела, но он быстро успокоился.
    Наверное, теперь его позиция была «ну, что взять с придурка?». Это меня немало покоробило, но я стерпела, решив отомстить позже.
    В общем-целом, он меня пока терпел, что самое главное.
    Я опёрлась на предусмотрительно подставленное плечо.
    - Ох, тебе знакомы произведения Оскара Уальда?! – выходя из комнаты, я зацепилась за знакомый корешок книги.
    - Да! – в его голосе слышалось удивление, и про себя я довольно хмыкнула. – Ты читаешь классиков?..
    - Ну да! – самодовольно вогнала я его в ещё большее удивление и опять застонала от сильной боли.
    Боже, кто же знал, что такие травмы ТАК болезненны!..
    - Ну что ж ты стонешь, как баба?! – Глеб терял терпение.
    - Сам ты баба! – обиделась я, поджав губы.
    - Ей Богу, как ребёнок! – это было сказано шёпотом, но у меня был ооочень хороший слух.
    В возмущении я дёрнулась и вписалась в косяк.
    Новый взрыв боли заставил меня чуть ли не взвыть!
    С испорченного языка посыпались маты.
    Вместе с помощью, Глеб не мог удержаться от смеха.
    - Что ж ты за горе луковое?!
    - Иди в жопу! – я обиженно засопела.
    Я чувствовала пульсирующую боль и как что-то тёплое течёт по щеке. Господи, я умудрилась разбить нос в кровь! Что за день!!
    - Что ты за неудачник? – Глеб приложил к моему многострадальному носу платочек со льдом.
    - Заткнись! – буркнула я. – На себя посмотри…
    - И это вместо благодарности?! – вспылил он.
    До машины мы доковыляли молча. В пути я не отрывала глаз от моего благодетеля. Он прекрасен, Боже, он прекрасен!
    Очевидно, мою контору спалили, и мне пришлось, покраснев, отвести взгляд.
    Возможно, он прав, и я действительно неудачник… чёрт.
    В сумке (мы с Лёшей благоразумно поменялись – теперь он таскался с моим рюкзаком, а я с его сумкой) покоилась книга, под шумок захваченная мной из дома Глеба. Его одежды в ней уже не было, но одна эта книга и ещё несколько мелких предметов были в сто крат тяжелее, чем что либо ещё, таскаемое мной.
    Оставив сумку в машине, Глеб потащил меня в зал, где шли занятия.
    Он недоумевал, зачем мне с больной ногой понадобились уличные танцы, однако счёл благоразумным вопросов не задавать. К моим причудам и неадекватным выходкам уже стоило привыкнуть даже спустя такое короткое время «знакомства». Ну, его со мной, естественно.
    Поднимаясь по лестнице, я недоумевала, как такой взрослый и серьёзный парень мог до сих пор со мной водиться. Конечно, он был весьма приятным и общительным человеком, но я так же знала, что он настроен был всегда максимально серьёзно (насколько это было возможно), даже допуская его слегка несерьёзные шутки и подобные интонации. Всё же я знала, что он не выносит детских нелепых выходок, которыми так славилась, к несчастью, моя скромная натура. Именно поэтому я не понимала, почему он так долго терпит и якшается со мной, и была премного благодарна.
    Мужская солидарность? Может быть. Но мне не претило оставаться рядом <


    Сообщение отредактировал MKcartoon - Четверг, 09.06.2011, 18:33
     
    Форум » . » Наши книги » Я всё знаю! (романтика+фантастика+приключения)
    Страница 1 из 11
    Поиск:

    Top-uCoz
    счетчик посетителей сайта